header 2018m

Stevsky.ru Бессмертие Литература Фантастика Декларация независимости Маркуса Флевинга

Декларация независимости Маркуса Флевинга

Заседание

Маркус шёл по длинному коридору восточного крыла кампуса. Он торопился на встречу в синем зале, которая должна была начаться через шесть минут. Его наручные часы врали ровно на один час, потому что он забыл перевести их после вчерашнего прилёта из командировки. А теперь вот опаздывал. На ходу он поднял левую руку и глянул на часы: стрелки показывали без пяти минут одиннадцать, когда на самом деле уже было почти двенадцать. Он поднёс указательный палец правой руки к циферблату, ухватываясь за часовую стрелку. Та отреагировала, увеличившись в размере и замерев. Сдвинул её на час вперёд и отпустил. Стрелка вернулась на своё место и часы снова затикали, в этот раз показывая точное время.
- Пора бы уже настроить синхронизацию, - подумал Маркус, но эта мысль растворилась в ворохе повседневных проблем, как растворялась всегда до этого момента.

Войдя в аудиторию конференц-зала, он извинился, хотя фактически не опоздал, а даже пришёл на минуту раньше, и тихонько пробрался на своё место - третье кресло по правую руку от председателя. Небольшой терминал радостно пискнул на его появление и показал зелёный огонёк на краю стола, говорящий о том, что Маркус в сети.

 

Председатель оглядел всех присутствующих и жестом объявил заседание открытым. Приглушенный шум голосов смолк и участники встречи расселись по местам. Перед Маркусом, равно как и перед всеми его коллегами, появилось рабочее поле в форме полусферы. Нет, оно не было видимо остальным, у каждого - только своё, но он был уверен, что у всех оно выглядит одинаково. Может, только у председателя было больше функций и оттого требовалось поле побольше. Потому он и сидел немного в отдалении от других и использовал кусочек стола пошире. 

- На повестке двадцать два вопроса и сто восемнадцать голосований, - заявил председатель громко. Его привычка дублировать информацию в сфере выдавала его старомодность, но была приятной, потому как относила участников собрания в эпоху классических слушаний, когда люди не могли ещё принимать решения, не пообщавшись...
Далее пошёл привычный еженеделный экшен: в сферу влетал вопрос, по нему давались цифры и графики. Комментарии шли справа, текстом, с красными пометками на важных моментах. На прочтение вопроса давалось около минуты, потом участниками вносились коррективы, за них голосовали, система ранжировала голоса по важности участников и степени причастности их к тематике. Председатель отбирал самые важные коррективы и тут же утверждал их. Составлялся прогноз, снова шло голосование, он опять утверждался и уходил на исполнение. Председатель рекомендовал контролирующего исполнителя из присутствующих и если тот соглашался, то вопрос на этом закрывался. Если нет - отдавался на аутсорсинг, сторонним компаниям, коих по каждому вопросу было не меньше десятка. Тот или иной выбор сопровождался репликой со стороны исполнителя - "контрол" или "аут", что подтверждало закрытие вопроса и переход к следующему. Правление корпорации решало разные вопросы: открытие новых технологических линий, реформирование сервисов, учреждение новых элементов бонусной системы, проведение киберсоревнований, выкуп национальных доменов первого уровня, отладка систем денежного регулирования, запуск новых модулей контроллинга и многое-многое другое: от техники до соционики.
Голосования проходили несколько иначе. Редко когда это были строгие голосования с вариантами ответов "да", "нет" и "воздержался". Чаще всего по предложенной теме нужно было принять градуированное решение сразу по двум шкалам: цветной, от синего к красному, и числовой, определяющей от 1 до 10 уверенность и подготовленность в рассматриваемом вопросе. Аналитической системой скрупулёзно оценивались оба ответа и если человек придерживался позитивного мнения, но был полным профаном в теме, то его влияние на исход голосования снижалось. На голосование давалось 30 секунд, если одновременно два участника не запрашивали больше времени. В этом случае голосование могло продлиться до трёх минут, а по обсуждаемой теме давалась расширенная информация. Коллеги понимали сомнения других участников собрания и возражений никогда не выказывали, а наоборот, сами внимательно вчитывались в подаваемые допы и нередко меняли свою оценку.
Перерывов между голосованиями не было. По регламенту было два перерыва по пять минут для снятия напряжения и один большой 20-минутный перерыв на обед. Закончили без пяти шесть, председатель вслух поблагодарил всех и объявил заседание закрытым. Маркус свернул сферу и встал из-за стола. Тут же в рабочем поле зрения появилась пиктограмма с вопросом и убралась в верхний трей - он получил задание подготовить вопрос к следующему собранию. Интересно, что на этот раз? Маркус Флевинг был системным аналитиком и ему назначались только системные вопросы, касающиеся сразу нескольких тем. Будь там чисто технический вопрос или чисто экономическая проблема, он бы никогда не получил его в разработку. Поэтому ему вопросы доставались нечасто, но если доставались, это была крайне интересная и зачастую сложная проблема. Его подмывало тут же открыть вопрос, как делали многие его коллеги, но он не стал этого делать. У него целая неделя на рассмотрение этого вопроса, поэтому прямо сейчас можно немного расслабиться.
В 6:15 Маркус вышел из здания. Двери третьего гейта аккуратно, но очень быстро разъехались в стороны, едва услышав его шаги. В их памяти записалось точное время ухода, сразу же отправившись в отчёт по безопасности, а у него в поле зрения сменился статус с "Работаю" на "Направляюсь домой" и отправился в его аккаунт.
Шагая по дорожке кампуса к выходу с территории, он обратил внимание, что погода сегодня не очень: темные облака клубились, закрывая собой солнце и наводя на лужайки этакий призрачный полумрак. Деревья уныло клонили ветки к земле, а фонтанчик посреди газона больше напоминал прорвавшийся водопроводный кран из которого непрерывным потоком хлестала вода. Маркус недовольно покачал головой и жестом достал из нижнего трея панельку видов. У него была на такой случай особенная шкурка и он без особого труда нашёл её, быстро пролистав пару страничек разных видов. Применив шкурку, он по новому взглянул на мир: облаков теперь стало совсем мало и они были полупрозрачными, словно тончайшие салфетки, солнце ярко светило, находясь почти в самом зените, деревья радостно шелестели сочной листвой, а фонтанчик бил струёй настолько сильно, что добивал почти до верхушек деревьев.
Автоматическая парковка уже вытащила его автомобиль из своих подземных недр и стоило ему пересечь границу кампуса, как он подкатил к самым его ногам и призывно сдвинул дверцу вбок. Та, изогнувшись, обтекла корпус сзади, давая Маркусу возможность забраться внутрь.
Флевинг не признавал многоместные машины. На его взгляд это была чрезмерная роскошь - ездить одному в многоместной машине. Вот женится, обзаведётся детьми, тогда пусть она будет многоместной, а пока - незачем! Поэтому его Чери была маленьким и компактным одноместным гибридом на трёх колёсах. Управлять он ей не умел, да это и не надо было. Ещё ни разу ему не приходилось ехать куда-то за границу навигационных карт, поэтому машина хорошо справлялась со своими функциями сама. Он ткнул было в мигающую на панели управления иконку "дом", но тут же нажал "отменить", вспомнив про висящий в трее вопрос. Автомобиль, уже начавший движение, остановился. Чтобы поразмыслить над полученным только что заданием, ему нужна была подходящая обстановка. Что-то наполненное шумом и приглушенными голосами. Бар? Нет, он не пил, да и денег на это дорогое и сомнительное удовольствие у него столько не было... Биллиард, боулинг, боладром? Там надо играть и просто так посидеть времени нет. О! Старый планетарий! Да, он подойдёт лучше всего!


Планетарий

 


Маркус жестом достал в поле зрения панель голосового набора и произнёс одно слово "Планетарий". Система задумалась на долю секунды и потом выдала полупрозрачную карту с отметками планетариев в городе. Их было совсем немного - не больше пяти. Современные люди привыкли получать все развлечения индивидуально и редко ходили по подобным заведениям, но так как планетарии были полностью автоматизированы, то закрывать их не имело смысла. Флевинг выбрал ближайшую точку и к ней тут же построился маршрут. Призывно замигала иконка "Следовать", на которую он и нажал. Маршрут тут же отправился на бортовой навигатор его Чери и автомобиль не замедлил начать движение. Выехав на трассу, машина усилила тонировку стёкол, чтобы дневной свет не мешал пассажиру расслабиться. На переднем стекле привычным потоком бежали новостные ленты, на которые был подписан Маркус, слева то затухали, то загорались ярче несколько напоминаний относительно обслуживания автомобиля. Он лениво поглядывал в новости: Юань снова падал, акции ZTE достигли своей рекордной отметки и, видимо, не собирались снижаться, Форбс опубликовал новый список самых богатых людей планеты, запустили очередной дальнемагистральный спутник с искусственным интеллектом, вышло обновление к Life Game 7, сеть в Непале поразил мощный вирус и во всей стране лёг интернет... Он просмотрел пропущенные видеозвонки - всего двенадцать, из них десять - рекламные. "Надо бы обновить спам-фильтр" - подумал Маркус, разбрасывая пропущенные влево-вправо ленивым движением пальца, не касающегося стекла.
Спустя пару минут машина сбавила ход и повернула. На экран вернулась навигацонная карта, где отмечалось скорое приближение к финишу. Маркус взял слева панель настроек и на шкале прозрачности стёкол открутил тонировку до нуля. Салон залил солнечный свет, по большей части принадлежащий его погодной надстройке, которую Флевинг так и не отключил. Машина заехала в зону паркинга и, остановившись, призывно открыла дверцу. В этот раз она собралась гармошкой внизу, образуя что-то наподобие маленького трапа и тут же вернулась на место, стоило хозяину выйти. Паркинг был небольшой, классического подземного типа, и находился, видимо, прямо под планетарием, потому как навигационные подсказки в поле зрения Маркуса предлагали пройти к ближнему углу помещения и на лифте подняться на 4 этажа.
Лифт был старый, с механическиими кнопками и небольшим рекламным экраном над табло с номером этажа. Пока Маркус поднимался, там успел пройти один ролик про новую Колу и начаться другой, про что-то съедобное, напомнивший ему о голоде.
"Надо бы что-нибудь заказать поесть" - подумалось ему, когда он выходил из лифта.
Мерцающая П-образная рамка обозначала вход в планетарий и при приближении посетителя очертила свой контур сплошной белой полосой. При проходе через неё со счёта Маркуса снялась оплата посещения - что-то около десяти долларов, совсем смешная сумма. Об этом сигнализировало оповещение в правом верхнем углу его поля зрения, а рамка сменила цвет канта с белого на зелёный - проход оплачен.
Сразу за входом начиналась полутьма, наполненная мерцанием звёзд в вышине и путеводными нитями синего цвета на полу. Первый небольшой зал являл собой карту звёздного неба северного полушария и не воспринимался как что-то необычное. Да, звёзды были безумно яркими, а млечный путь отчётливо пересекал всё воображаемое небо. Маркус догадывался, что потолок в помещении на самом деле совершенно обычный, а космическую глубину и бездонность ему придаёт техника, но качество было настолько высоким, что непосвященный в тонкости современных методов построения объёмных изображений человек обязательно поддался бы визуальному обману. Пройдя через зал побольше, где над головой завис, медленно вращаясь, умопомрачительно огромный сатурн, Маркус перешёл в одну из приватных комнат, обустроенную удобными креслами, и погрузился в одно из них. Из меню, тут же появившегося в его поле зрения, выбрал тему "Астероиды", щёлкнув по цветной иконке с названием, и откинулся в кресле. Тихая мелодия разлилась в пространстве и всё вокруг наполнилось космосом. Хорошо детализированные красочные астероиды пролетали в разных направлениях: слева направо, сверху вниз и даже из глубины космоса на посетителя, завершая свой путь где-то за его спиной. Кресло медленно откинулось, добавляя удобства и расслабленности.
Маркус вспомнил, что хотел заказать чего-нибудь съестного и достал из правого края своего поля зрения панельку закладок. Разноцветные иконки выскочили нестройным рядом, сгруппированные по тематикам. Движением двух пальцев развернул раздел еда, задержал на секунду поднятый палец и выбрал одну, указав на неё. Это был крупный агрегатор доставок, позволяющий включать точные координаты клиента в заказ. Выбрав одно из спецпредложений, он оплатил его со своего счёта и прикрепил к заказу свой координатный маячок. Даже если бы он сейчас уехал из планетария, заказ всё равно нашёл бы его где бы то ни было.
Астероиды спокойно курсировали перед глазами. Для более глубокого погружения в мир космоса можно было включить интеграцию с индивидуальным экраном, тогда изображение будет подаваться также и на его высокоточные смарт-линзы, а ощущение присутствия усилится в разы, но ему предстояла сегодня работа, так что собственный экран ему ещё понадобится.
"Не сделать ли музыку потише?" - подумал Маркус и вспомнил, что громкость он выставлял сам в свой прошлый визит в планетарий, в другой, но они ведь все в одной сети и настройки сохраняются для всех.
Как обычно перед важной работой он отключил мессенджеры и автообновление статуса, заменив все статусы на "не беспокоить", быстро просмотрел почту, чтобы убедиться, что ничего важного там нет, и выключил mail-клиент. Звонки и видеовызовы Маркус перевёл на автоответчик, который сам некогда кастомизировал. Большинство звонящих даже не догадаются, что общаются не с живым Флевингом, а с его призраком, близкие же люди знают ключевые фразы, выдающие автоматику, и скорее всего просто перезвонят попозже. Для верности Маркус заглянул в список запущенных программ и поубивал там процессы, которые могут внезапно выскочить и помешать его сосредоточению, раскидав их небрежными жестами пальцев влево и вправо. Всё. Вроде бы готов. В чём вопрос?
Он достал из трея висевший там всё это время вопрос и развернул. Внимательно прочитал формулировку и замер, скованный смесью удивления, радости и беспомощности.
Вокруг летали астероиды разных форм, цветов и размеров. Были серо-стальные, с острыми углами, колюче-опасные, были золотистые, сверкающие в лучах солнца, что постоянно мелькало где-то на периферии зрения, были даже разноцветные, синие, красные, зелёные, - немного ненатуральные, но детализованные настолько качественно, что казалось, будто они вот тут, рядом, огромные и реальные, а ты - маленький и даже немного ненастоящий человек, которому выпало счастье попасть в открытый космос и не умереть тут же от вакуума и космического холода. Маркус чувствовал себя вдвойне беспомощным: от того, что окружающий его космос был огромен и впечатляющ, и оттого, что доставшийся ему вопрос был столь же бесконечен и сложен. Его сердце билось настолько быстро, что автоматическая медицинская система посчитала это ненормальным и впрыснула в кровь немного успокоительного, сделав еле заметный укол в правую икру. Маркус почувствовал укол и тут же спокойствие восстановилось, а восприятие немного прояснилось. Да, это сложный вопрос, но нерешимых вопросов не бывает, а у него впереди целая неделя для подготовки. Можно начать прямо сейчас, тогда к следующему заседанию он будет владеть вопросом полноценно.
Вопрос звучал вполне лаконично: "Декларация независимости", но включал в себя очень обширное поле проблем и понятий. Корпорация делает самый важный шаг на пути к суверинитету. Это уже давно напрашивалось и в некоторых аспектах деятельности компании уже давно функционирует, но чтобы отделиться от старой государственной системы и провозгласить себя первым в мире интернет-государством, - это грандиозный скачок в будущее. Можно даже сказать, квантовый скачок, потому как переводит всех членов сети на новый уровень социализации, на абсолютно иную ступень социального устройства, что в ближайшее время сведёт к нулю политическое влияние старых государств и их объединений, союзов и альянсов. Старый мир рухнет, развалится на кусочки с принятием этой декларации. Какой же огромный груз ложится на плечи обычного системного аналитика! И если сегодня он - всего лишь аналитик в корпорации, то завтра он - третье лицо в первом и самом крупном интернет-государстве! А Председатель, которого он хорошо знает и не раз ездил с ним вместе в деловые поездки, выполнявшие задачу по продвижению их сети в других регионах, - первым лицом? Невероятно! Пятнадцать лет назад Председатель, тогда ещё просто 25-летний предприниматель, решил образовать социальную сеть нового поколения, использующую для общения очки дополненной реальности, выпущенные тогда Гуглом. Сначала идея была так себе, общаться было не очень удобно, сеть росла крайне медленно, но потом вышли линзы дополненной реальности, позже сменившиеся смарт-линзами, которые с огромной силой стали вбирать в себя все существовавшие на тот момент информационно-технические новшества: просмотр фильмов, навигацию, связь, покупки... И теперь почти 2,5 миллиарда людей по всему миру не представляют себе жизнь без своих смарт-линз и постоянного подключения к сети. Обычная сеть выросла в глобальную корпорацию, обеспечивающую своим участникам не только досуг, но и работу, предоставляющая банковские, страховые, рекламные услуги, дающая им возможность жить и работать в любом уголке земного шара, легко и недорого перемещаясь с места на место благодаря собственной авиакомпании и многочисленным мини-турагентствам по всему миру. Любая потребность современного человека может быть удовлетворена ресурсами сети, а те, что считаются совсем нестандартными - ресурсами компаний-сателлитов, которым отдаются на аутсорс некоторые задачи. За счёт глобальной интеграции и оптимизации использования ресурсов приобретать товары и услуги в сети гораздо выгоднее, чем где-либо вне её. Доставка - почти мгновенная, качество постоянно проверяется соответствующим отделом и самими пользователями, которые ежедневно ставят градуированные оценки всем заказываемым товарам и услугам. Цена снижена до минимума, так как между производителем и конечным потребителем нет никаких посредников: всё производит непосредственно сеть на своих заводах, фермах, плантациях, фабриках и мануфактурах. Все услуги пользователям оказывает сеть силами других пользователей и оплата чаще всего ведётся во внутренней сетевой валюте, не имеющей жесткой привязки к валюте какой-либо страны и потому не испытывающей инфляции и сезонных колебаний. Управление сетью лежит на корпорации Global VSN (Visual Social Network), основной правящий орган в которой - совет, состоящий из 22 управляющих во главе с председателем. 22 управляющих являются главами 22 различных департаментов по направлениям деятельности и занимаются всеми вопросами, которые касаются корпорации, сети, пользователей и контрагентов. Миллионы небольших компаний выросли на том, что корпорация отдавала на аутсорсиинг, миллиарды людей ежедневно, 24 часа в сутки, были подключены к сети и осуществляли всевозможные операции с её ресурсами. Объём денежных расчётов внутри сети давно уже превышал объём денежного обращения между США и всем остальным миром. Количество серверов, обрабатывающих данные сети, уже достигало одного миллиона, а количество проданных смарт-линз - 10 миллиардов пар. С каждой новой версией смарт-линзы становились всё умнее и детальнее, всё быстрее обрабатывая входящую информацию и всё человечнее реагируя на неё. Некоторые даже шутили, что скоро смарт-линзы полностью заменят реальность...


Курьер

 


В помещение зашёл курьер, доставляющий еду.
"Меньше десяти минут" - отметил Маркус во всплывшем в поле зрения окне отзыва об агрегаторе, забрал заказ и отсалютовал курьеру, выражая благодарность. Тот чинно склонил голову и умчался обратно, спеша развезти остальные заказы.
В коробочке, разделенной на несколько секций, была лапша, кусочки рыбы в соусе, листья зелёного салата и сырные побеги - гибрид молочного продукта и какого-то растения. Из центра коробочки торчали палочки для еды, в выдвигающемся донышке обнаружились два соуса на выбор: сладкий и острый. Обёртка коробочки была интерактивной и содержала информацию о составе, калорийности и пользе тех или иных продуктов в ней. Если сделать слайд вверх, то текст прокручивается и заказчику предоставляется полная информация о производителе, поставщике, агрегаторе, вплоть до имени курьера, который доставил заказ. Быстро расправившись с едой, Флевинг свернул коробочку по линиям сгиба так, что получился почти плоский прямоугольник, вставил в него палочки и, протянув руку к урне, находившейся под креслом, отправил мусор туда. Пора было приниматься за работу.


Сёрф

Это был его конёк и его страсть - поисковый сёрф в сети. Он владел этим искусством как пианист-виртуоз владеет рядом клавиш фортепиано. С самого раннего детства он занимался сёрфом. Ежедневно, по много часов, вдохновенно и самозабвенно. Он прошёл курсы десятипальцевого управления в поле зрения, он скачивал и устанавливал все одобренные сетью функцональные расширения для управления, проходил по ним туториалы и не просто знал об их существовании, но владел ими и пользовался время от времени. Он был бог виртуального пространства и монстр управления большим количеством данных одновременно. Потому он и был системным аналитиком в самой крупной корпорации в мире. Третье лицо мирового правительства...
Для начала он открыл несколько сред для обработки текстов, развесив их на заднем плане рабочего пространства. Туда он будет кидать источники старого образца, содержащие текст, для автоматического анализа и выделения самого важного. Потом запустил речевой анализатор последнего поколения, позволяющий ускорить работу голосового интерфейса. Анализатор прошёл серьёзную юстировку и практически не допускал ошибок при работе с Флевингом. Погрешность распознавания составляла менее одной тысячной процента и с каждым разом всё уменьшалась, так как система постоянно обучалась. Маркус включил новенький универсальный эдблокер, который на той неделе выпустил департамент безопасности корпорации. В анонсе они обещали, что процент распознавания рекламных вставок приблизился к 89%. Это, конечно, не стопроцентная защита, но всё же намного больше 82%, которые были в прошлой версии. Ещё пара окон настроек и он посчитал, что готов к сёрфу.
Описать дальнейшее практически невозможно, как невозможно уследить за движениями рук фокусника, когда он показывает любимый трюк, как невозможно уследить за взмахом крыла колибри или вибрацией звуковых волн. Можно только видеть результат тех или иных действий: пропавшая прямо в руках карта, стремительный полёт или раздающийся звук. Так и в поле зрения Флевинга спустя некоторое время начали формироваться отдельные положения новой декларации независимости. Это был пока что только костяк будущего творения, собранный по мельчайшм крупицам из исторических документов и законодательных актов разных стран. На заднем фоне можно было увидеть декларацю незавсимости США, пестрящую исправлениями и выделенным текстом, пакт об экономическом объединении азиатско-тихоокеанского региона, тоже изрядно подправленный, бразильская конвенция независимости южноамериканских государств и ещё с десяток разных санкций ООН международного уровня. Десять пальцев Маркуса метались по всем открытым документам и собирали из них новую компиляцию. Пробелы он заполнял, надиктовывая голосом формулировки. Спорные моменты он формулировал вопросами и сохранял для будущего голосования. За три часа напряженной работы он один сделал то, что раньше требовало много дней усердного труда десятков специалистов. Конечно, следовало ещё выверить юридические формулировки, откорректировать новые статусы и должности, оптимизировать текст для граждан, не достигших совершеннолетия и всё такое прочее, но основа будущего документа была готова. Можно сказать, альфа-версия. Она станет бетой после разговора с Председателем и, вполне возможно, превратится в конечный релиз вскоре после следующего заседания. Хотелось бы верить...
"Позвоню Председателю завтра" - подумал Маркус, вставая с кресла. Сейчас уже - он посмотрел на часы, отчего стрелки начали слегка люминисцировать в темноте, - одиннадцатый час, в такое время люди првыкли отдыхать. Астероды, курсровавшие по залу, потускнели, отреагировав на то, что посетитель встал, выход очертила белая линия, а на полу снова загорелись синие путеводные нити. Маркус направлялся домой.


Дом

Дверь открылась при приближении Маркуса на три метра. Он вошёл и тут же в поле зрения появилась панель управления домом. Он привычным жестом развернул список сценариев, выбрал "Вечер 3" и активировал его. На потолке загорелся причудливый узор из белых и зелёных кругов, освещающий помещение, на дальней стене экран телевизора включил евроньюс-2, адаптированный для неженатых мужчин, на левой стене появилось окно с ночным Гонконгом, на правой - окно с видом на сверкающую Эйфелеву Башню. Он скинул обувь на чистящем коврике у двери и направился к своему удобному креслу посреди комнаты. Да, комната была всего одна, как у большинства людей в городе. Но зато достаточно просторная - около 40 квадратных метров плюс 6-метровая душевая. Дом был расположен на 33-м этаже многосекционного жилого комплекса "Градиент" в юго-западном районе Берлина. От штаб-квартиры Корпорации, которая занимала почти весь исторический центр Берлина комплекс находился всего в 42 километрах, что по современным меркам было почти рядом.
Кресло встретило его лёгким массажем поясницы и шеи. Он погрузился в него, словно в сухую мягкую ванну, расслабил мускулы и какое-то время не двигался, предаваясь спокойной неге. В поле зрения настойчиво рвались разного рода сообщения: включенный по пути домой почтовый агент информировал о доброй сотне новых писем, мессенджеры мигали разноцветными иконками в правом углу, три пропущенных видеовызова собрались в узкие вкладки наверху, а слева не давали покоя напоминания об обслуживании дома и необходимости вынести накопившийся в мусоросборнике мусор. На экране в этот момент появился огромный рекламный блок дистанционных юридических видеокурсов, внизу которого мелким шрифтом было подписано "данный блок показан вам, потому что вы искали законодательные акты США" - смарт-линзы уже обменялись с домом историей сёрфа и другими данными, поэтому реклама уже была индивидуализирована. В левом верхнем углу поля зрения возник предупреждающий символ о необходимости зарядки батарей. Заряда было ещё около 30%, но раз дом беспокоится, то следует его послушать. Маркус ленивым жестом согласился с предложением, чтобы хотя бы оно не висело и не мозолило глаза. Зарядка началась, о чём известил позеленевший символ батареи, и через минуту показатель достиг ста процентов.
Развернув записи камер видеонаблюдения, Маркус быстро ознакомился с нежданными визитёрами, обивавшими его порог сегодня. С тех пор, как один сумасшедший пытался подкараулить Флевинга и силой заставить выдать ему рут-права в сети, это было стандартным действием при возвращении домой. уборщица, мусорщик секции, стоп... а это кто? Незнакомец был в куртке службы почтовой доставки и не меньше минуты тёрся у входа на этаж. Система автомонтажа быстро выискала кадры, где было видно его лицо, тщательно скрываемое надвинутой на лоб бейсболкой, а поиск по лицам определил личность. Это был Мануэль Санчес, легально приехавший неделю назад из Аргентины и устроившийся на работу в сомнительное почтовое агентство Adwhere, которое неоднократно уличали в распространении самоклеящихся спам-панелей в жилых комплексах А и АА-классов. Маркус добавил данные Санчеса в список лиц, которым запрещен доступ в жилой комплекс. Это, конечно, не избавит от спамеров, в том числе и этого агентства - они нанимают новых каждый день, но хотя бы какое-то время их будет на одного меньше...


Звонок

Разобравшись с почтой и другими оповещениями, отправив герметичный мусорный контейнер в мусоропровод на этаже, Флевинг решил глянуть, кто же оставил видеовызовы. Два из них были малозначительны и их можно было проигнорировать, но вот по третьему необходимо было срочно перезвонить: звонящим был сам председатель!
Маркус выбрал опцию "видеоответ" и через несколько секунд развернувшееся в поле зрения окно отобразило антураж рабочего кабинета Председателя и его улыбающееся доброжелательное лицо. Всегда, когда он созванивался с Председателем (а это было не столь уж редко), на заднем фоне был его неизменный рабочий кабинет: полка с дипломами и наградами за вклад в развитие мировой информационной инфраструктуры, портреты выдающихся учёных и известных личностей, оказавших сильное влияние на главу корпорации, его портрет вместе с канцлером Германии, край старинного эргономичного пластикового шкафа для бумаг да край не менее древнего письменного стола. Если бы не колыхающиеся от потока воздуха из кондиционера флажки стран, висящие на боковой стене, и вовсе казалось бы, что на заднем фоне - статичный плакат. Хотя не исключено, что фон - всего лишь результат видеомонтажа, а сам Председатель находится на пляже на другом конце света и отсутствие звуков прибоя лишь очередная хитрость в области фильтрации звуков...
Председатель поприветствовал Маркуса, но тот вместо привычного "Салют" попытался выдавить что-то официально-сухое, включающее в себя "Господин Председатель". Глава корпорации сделал удивленное лицо, но мгновенно понял причины такой внезапной официозности и засмеялся. Мягко, по-доброму грозя пальцем, утирая несуществующую слезу с краешка левого глаза, он попросил своего главного аналитика:
- Маркус, друг мой, мы же столько лет с тобой плечом к плечу делаем корпорацию! Если я тоже начну называть тебя "Господин Системный Аналитик", то мы оба раздуемся от важности и перестанем пролезать в двери своих кабинетов! Я так понимаю, что ты уже вскрыл вопрос и по-меньшей мере хорошенько о нём подумал, но пожалуйста, постарайся в наших внутренних отношениях в корпорации сохранить дух дружелюбия и взаимопомощи! А то если мы станем чопорными стариками, обращающимися друг с другом с упоминанием всех возможных титулов, то наши пользователи, глядя на нас, будут перенимать это! Они ведь как дети: что им покажешь, то они тебе и возвращают!
Флевинг молча кивнул и улыбнулся. Старый добрый Председатель: он такой же, как и пятнадцать лет назад - предприимчивый, деловой и очень умный, но во всём, что касается общения, простой как доллар. Любой, кто пообщается с ним хотя бы минуту, потом обязательно скажет, что это - свой парень.
- Вот и ладно, - продолжал Председатель, - я звонил тебе чтобы предупредить: всё следующее заседание будет посвящено твоему вопросу. От тебя - доклад, раскрывающий тему декларации независимости и вопросы для голосования. Как только сталкиваешься с неточностью формулировки - формулируй в голосование. Неясно, как реализовать тот или иной аспект - делай вопрос. Недостаточно информации - запрашивай у любого в корпорации. Я сегодня разошлю корпоративное оповещение, они все будут готовы помочь тебе вне зависимости от времени суток и своего местоположения. По важным моментам можешь созваниваться со мной, я эту неделю - полностью в твоём распоряжении. Тем более я буду просить с тебя ежедневный отчёт о прогрессе. Я знаю, что ты можешь разработать этот вопрос за неделю. Я верю, что это будет самый совершенный исторический документ с начала цивилизации и в нём не будет ни одного заусенца, который можно толковать неоднозначно. Я хорошо знаю тебя, кроме тебя этого не сможет сделать ни один человек на свете!
Польщённый Маркус смущенно улыбнулся и уточнил, в каком виде нужно предоставлять ежедневный отчёт. Потом запросил дополнительные вычислительные ресурсы при возникновении необходимости и, выяснив все технические детали, замялся:
- Господин пре... Уилл! В случае принятия нами Декларации, когда она вступит в силу? И что будет после этого?
- На следующий день после собрания. Я уже созываю журналистов, но пока не говорю в связи с чем. А что будет? В целом, ничего не изменится. Просто поменяется статус, а по существу мы будем теми же людьми и выполнять будем точно те же задачи: развивать корпорацию и стремиться постоянно улучшать её для пользователей. Возможно, в нашей команде добавится человек по внешней государственной политике, но я лично не вижу в нём необходимости. Если нас признают как государство хотя бы дюжина основных стран, то изменений во внешней политике, которую мы и так проводим уже более десяти лет, не произойдёт! - он ободряюще улыбнулся, - не беспокойся, Маркус, мы остаёмся рядом друг с другом и если кому-то будет трудно, то все остальные не замедлят прийти на помощь!
На этом Уилл Геленбергер прервал видеовызов. Как всегда, на хорошей ноте, но как всегда, не попрощавшись. Этим он всегда пытался сказать, что он не прощается, он здесь, в секунде от тебя, всегда на связи и всегда готовый прийти на помощь.
Маркус некоторое время находился в раздумьях. Ничего не изменится. Или изменится всё? Просто сменится статус. Добавится ещё одно гражданство: гражданин Корпорации Global VSN. Как же его называть? Глобалянин? Вэ-эс-энец? А новые пользователи сети, добавляющиеся ежедневно? Наверное, их станет больше сразу после объявления о независимости. Это же надо учесть! Нужно составить план увеличения мощностей по производству смарт-линз и произвести внеочередное масштабирование сервисов... Сам того не замечая, Маркус уже достал в поле зрения голосовую записную книжку и начитывал вновь появившиеся задачи в заметки. Стоп. На сегодня хватит. Нужно поспать и завтра заняться вопросом с новой силой! Он встал с кресла, сменил тему на "Ночь - 15 минут", предусматривавшую пятнадцатиминутную задержку перед отключением освещения и звуков, и отправился в душевую. Пока он принимал душ и чистил зубы, мозг буравили тысячи мыслей об уточнении получившегося наброска декларации.
"Это будет самый совершенный документ с начала цивилизации" - повторил он слова председателя, ложась спать. Темнота окутала его и он довольно быстро провалился в сон.


Сон

Хаос войны и царящие кругом разрушения. Маркус - в повстанческом отряде, защищающем права нового государства. Рядом с ним - в дурацкой каске и с автоматом наперевес - рядовой Уильям Геленбергер, отстреливается от войск Каолиции. Вдалеке слышны взрывы, и видно, как рушатся огромные небоскрёбы. Они то ли в Китайском Шеньжене, то ли в Испанском Бильбао. Мимо испуганно пролетает стайка птиц, попутно фотографируя местность миниатюрными камерами высокого разрешения, прикрепленными к их лапам. Уилл что-то говорит, но плохо слышно из-за взрывов и он, находясь всего в двух метрах от своего боевого товарища, связывается с ним по видео. Открыв окно видеоответа, Маркус с удивлением наблюдает, что Председатель - в своём излюбленном кабинете с наградами на задней стене и слегка колыхающимися на ветру флажками. Голос его ровный и спокойный, а движения - чёткие и неспешные, несмотря на то, что вот он, в двух шагах, исступленно машет руками и что-то орёт. Точных слов Маркус так и не смог разобрать, но зато уяснил суть задачи: "Лети на юг, нейтрализуй штаб противника". Он делает что-то вроде жеста "Есть, сэр" и прекращает видеосвязь. Председателя он больше не видит - тот отправился в другой конец окопа. Задача ясна, нужно выполнять. В его поле зрения возникает панель управления полётом: десяток моргающих пиктограмм и большая кнопка "Старт", которую он тут же и активирует. Медленный подъём над землёй и полёт. Предельно естественное состояние, будто бы люди всегда именно так и летали. Он движется над землёй в сторону сил противника. Он летит низко, почти касаясь земли, вдоль улиц и перекрёстков, мимо знакомых и незнакомых домов. Кажется, он узнаёт пару вывесок на английском языке, но не может вспомнить, где их уже видел. В любом случае, ему сейчас не до них, он ищет штаб.
Вместо штаба вражеских войск он прилетает в головной офис корпорации и оказывается в синем зале, где обычно проходят еженедельные собрания глав департаментов. Все сидят на своих местах и ждут только его и Председателя. Когда он садится за своё место, датчик в рабочем столе загорается красным и истошно пищит: он не идентифицирован!
Бежать, срочно бежать из зала голосований, из кампуса, из корпорации... Но ноги вязнут и бег замедляется, превращаясь в медленное уползание из кабинета. Сзади шумят и, видимо, норовят догнать изгоя. На этом сон кончается и Маркус открывает глаза.


Неделя

Эта неделя жизни Маркуса Флевинга насыщена сверх меры: он ежедневно зарывается в тонны литературы по экономике, юриспруденции, праву, истории, международной политике и тому подобной. Если бы вся информация не представала бы перед ним в электронном виде, это действительно были бы тонны книг и законодательных актов! Поначалу он думал, что ему не понадобятся щедро выделенные Председателем дополнительные вычислительные ресурсы, но уже на второй день убедился в обратном: мощностей его системы критически не хватало. Он отправлял на разработку и анализ десятки и даже сотни источников одновременно. Его аналитические программы работали 24 часа в сутки, выуживая из всевозможных источников крупицы важной информации и сравнивая их с другими источниками того же времени. Он беспрестанно звонил главе то одного департамента, то другого. Бывало, что приходилось устраивать конференц-связь с двумя, тремя и даже один раз с пятью коллегами одновременно. Пару раз даже поздним вечером, благо никто не спал и не противился требованию Флевинга. Все понимали важность вопроса и потребность в скорейшем уточнении того или иного момента. Маркус старался учесть каждую мелочь в тексте декларации - рассмотреть её с каждого возможного угла зрения, сделать одинаково прозрачной и актуальной для каждого члена многомиллионного сообщества сети. Учесть все национальности и расы, все религиозные конфессии, все социальные слои и даже все маргинальные группы во всех странах. Чтобы путём несложной компиляции можно было бы сделать уменьшенный вариант Декларации Независимости для каждого отдельного человека, который описывал бы исключительно его права и обязанности, но полностью соответствовал полной версии документа. У него образовалось почти полторы сотни вопросов для голосования, по которым он подготовил самые понятные комментарии и заложил однозначное трактование шкал оценки. Ежедневно он отчитывался Председателю о проводимой работе. Тот хвалил Флевинга, кое-где поправлял его, где-то просил переработать часть той или иной статьи, подкидывая малоизвестные факты и связи. Но в целом он был доволен работой Маркуса и это выражалось ежедневно повторяющейся фразой в завершении разговора: "Я знал, что эту работу можно доверить только тебе, Маркус!", после чего неизменно вешал трубку в своей излюбленной манере, не прощаясь.


Декларация независимости

Наступил день заседания. Накануне Маркус заново проверил тексты всех статей получившегося законопроекта и выверил все связи. И автоматика, и лично он сошлись на мнении, что документ полностью согласуется во всех пунктах всех статей. Противоречий не обнаружено, разночтения тех или иных пунктов исключены внесенными подстрочными комментариями.
В Синем зале было непривычно пусто. За час до заседания туда обычно не приходил никто, да и для Маркуса такое свершение было впервые. Однако, появившийся спустя пять минут глава департамента сервисов лишил Флевинга воозможности побыть в одинчестве. В половину двенадцатого начали подтягиваться остальные участники совета. Председатель явился за пять минут до начала и был последним, кого ждали. Ровно в двенадцать он привычным жестом прервал посторонние разговоры и объявил заседание открытым.
Все уже были оповещены о теме собрания. Со многими Маркус созванивался на этой неделе. В поле зрения появились тезисы первых глав Декларации и комментарии к ним. Закипела работа: вопрос, прочтение, внесение корректив, голосование, отправка в департамент, снова вопрос, градуированные шкалы, комментарии справа красным шрифтом, отправка на аутсорс, и тут произошло неожиданное: Председатель наложил вето на аутсорс и возложил регулирование вопроса на соответствующий департамент. Глава департамента, только что выкрикнувший "аут" несколько смутился, но пробормотал "контрол" и быстро что-то отметил у себя в рабочей сфере. Право Вето - неотъемлемое право Председателя при вынесении решения по абсолютно любому вопросу, но он так редко им пользовался, что Флевинг с трудом мог вспомнить, когда это было в последний раз. Дальнейшее обсуждение шло спокойно, в хорошем деловом темпе, пока глава финансового департамента при разборе вопроса регулирования финансовых потоков новообразовавшегося государства не решил отдать бухгалтерскую составляющую на аутсорс.
- ВЕТО! - громыхнул Председатель со своего места и все разом повернулись к нему. Два Вето за одно заседание не случалось никогда. Но ему знать лучше, финансист согласился и внёс поправки в свой план, медленно произнося "контрол", будто ещё сомневался в решении руководителя.
Когда решался вопрос о независимости киберсоревнований, глава спортивного департамента тихо и даже немного заискивающе произнёс "аут?", на что Председатель, как и предполагалось, спокойно, но тоном, не терпящим возражений, сообщил:
- Вето, контрол, следующий, - и в поле зрения влетел следующий вопрос.
Больше никто не пытался отдать что-либо на аутсорс. Стало понятно, что в деле, касающемся независимости, только сама корпорация имеет право решать свою судьбу. Совет разобрал все сто сорок девять вопросов, взяв на контроль те из них, что в этом контроле нуждались. К концу рабочего времени, уставшие, но чуствующие эпохальную важность
прошедшего дня, члены совета потянулись по домам.

Так родилось первое в мире независимое интернет-государство, без войн и революций, без крови и принуждения. И Маркус Флевинг стал его третьим лицом, хотя об этом почти никто не узнал, потому что в государстве, которое работает как часы, нет необходимости что-либо знать о руководстве, пока оно качественно выполняет свои функции. Имя Флевинга можно найти лишь в разделе сервисной информации любой электронной копии Декларации Независимости, и то там лишь написано: Декларация Независимости. Автор - М.Флевинг. 2052 год.

Новые материалы по этой тематике:
Старые материалы по этой тематике:

Обновлено ( 17.12.2013 07:10 )  

Цитата дня

В нашей галактике имеется 50 миллиардов планет, подобных нашей. По крайней мере на 2-3 миллардах планет есть жизнь, а на нескольких миллионах эта жизнь разумная.

О.Струве, 1960г.


Популярное

Google+